Startseite
Russisch
Über mich (russisch)
 Meine Trainings
Videokonferenz
Artikel (russisch)
Artikel
 Depression (russisch)
Kontakt
Impressum


ОСОБЕННОСТИ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ПОВЕДЕНЧЕСКИХ ФОРМ РЕАГИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ (РЕАЛИЗАЦИЯ СОЦИАЛЬНОГО СТАТУСА, СОЦИАЛЬНЫХ РОЛЕЙ И ЗАЩИТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ) В УСЛОВИЯХ ЭМИГРАЦИИ

Адаптация личности в новой социальной и культурной среде включает социальную и социально-психологическую адаптацию, последняя в свою очередь осуществляется на разных уровнях - общества, трудового коллектива, непосредственного социального окружения, личностной адаптированности.
Условием и результатом адаптации личности является сформированность социально- и профессионально-значимых средств общения, поведения и деятельности, принятых в обществе и поддерживаемых им, с помощью которых личность могла бы реализовать свои внутренние тенденции, потребности, склонности, т.е. проявлять себя в социальной среде и самоопределяться в ней.
Большое значение в жизни человека имеет его социальный статус и удовлетворенность им.
Актуальность рассматриваемой темы определяется тем, что процесс эмиграции меняет всю социальную структуру эмигранта - изменяется его статус, его социальные роли, все его связи и отношения.

Предполагается, что в условиях эмиграции человек теряет значимые социальные связи, поддерживавшие его в прошлом, и это деструктивно сказывается на его психическом здоровье.
Снижение социального статуса, незнание языка порождают страх и неуверенность у эмигрантов, снижая ощущение собственной значимости и уменьшая чувство собственного достоинства. Приобретенные ранее навыки, профессиональная квалификация становятся в эмиграции бесполезными или невостребованными. Резко падает самооценка, формируется негативное отношение к собственной личности: "Я ничего не знаю, не умею, не могу".
Ощущение никчемности и ненужности, уменьшая самоценность человека, возникает в связи с резким падением уровня жизни, изменением социального статуса, невозможностью найти свое место в новом обществе. С другой стороны, объективные критерии - хорошее образование, достаточно высокое социальное положение и безбедное существование в прошлом, характерные для многих эмигрантов, не позволяют самооценке опуститься. Ощущения неполноценности и собственной значимости сосуществуют, представление о себе теряет целостность, становится неустойчивым, разрушая личность и препятствуя успешной адаптации.
В условиях адаптации нарушается единство личности, искажается картина мира и восприятие самого себя. При нарушении доверия к самому себе у человека изменяются представления о себе, он теряет веру в свои силы и начинает искать опору в новой социальной общности. Он становится заметно обособленным, приверженным только своему "клану". Такое поведение может быть времено необходимой психологической защитой от чувства потери идентичности.
Психологические защиты бессознательно искажают, подменяют или фальсифицируют реальность, с которой имеет дело эмигрант. С одной стороны, роль защитных механизмов в адаптации человека к реальности имеет и положительную сторону, так как они являются в ряде случаев средством приспособления человека к чрезмерным требованиям реальности (или к чрезмерным внутренним требованиям человека к самому себе). В случаях различных посттравматических состояний человека ( а эмиграция, как известно, это стрессовое состояние), защитные механизмы нередко играют спасительную (на определенный период времени) роль.
Но в целом такая модель поведения не способствует успешной адаптации личности. Утрата доверия к окружающим, к миру у эмигрантов проявляется во внешней агрессии, в стремлении доминировать. В любом случае формирующиеся механизмы психологической защиты препятствуют эффективной адаптации личности в новой социальной и культурной среде.

1. Изменение социального статуса оказывает влияние на психическое состояние эмигрантов и переселенцев в Германии. Попав в новую социокультурную, а значит, в определенной степени стрессогенные условия, эмигранты и переселенцы сталкиваются с целым рядом барьеров на пути к удовлетворению важнейших жизненных потребностей. Как показывают наши результаты, у них наиболее фрустрированф потребность в высоком социальном статусе и потребность в профессиональной деятельности. Но, с другой стороны, именно в стремлении к самоактуализации, в желании занять достойное место в обществе и заложен потенциал адаптации.
2. Изменение социальных ролей оказывает значительное влияние на психическое состояние эмигрантов и переселенцев в Германии. Уменьшение количества ролей, уменьшение ролей в деловой сфере и досуге повышает тревожность у эмигрантов. Дефицит реализации ролей повышает, с одной стороны, ностальгию (в основном, у женщин), а с другой, агрессивность (у мужчин). Все это негативно отражается на успешности адаптации эмигрантов.
3. Эмигранты, сохранившие в эмиграции свой статус (руководители предприятий и специалисты), имеют здесь больше ролей в деловой сфере. Нами показано, что это оказывает существенное влияние на настроение эмигрантов: чем больше ролей в деловой сфере, тем ниже тревожность и фрустрация. Те из эмигрантов, кто способен принимать собственные решения и сознательно осуществлять выбор в сложных ситуациях, кто смог изменить пассивное отношение к окружающему миру на активное, достигли высоких показателей по уровню интеграции и социально-психологической адаптации.
4. Различия в уровне адаптации групп эмигрантов подтверждают то положение, что эмигранты с высшим образованием психологически более уязвлены, им сложнее адаптироваться и удерживать свой прежний професиональный статус по сравнению с эмигрантами без высшего образования. В новых социально-экономических и культурных условиях эмигранты с высшим образованием поставлены перед необходимостью заниматься делом, обеспечивающим им существование, но не приносящем удовлетворение. В беседах с ними было выяснено, что почти каждый из неудовлетворенных своей работой и сферой профессиональной деятельности желают сменить их при возможности.
5. Некоторые эмигранты и переселенцы находятся в состоянии "социальной смерти". Это положение личности, которое, в силу исключенности ее из социальных и профессиональных связей, порождает дестабилизацию, деградацию или отмирание различных видов социальных ролей, привычных для данной личности. Социальная смерть резко понижает мотивационный уровень поведения и всех видов жизнедеятельности.
6. Существуют возрастные различия в реализации своего социального статуса. Молодым эмигрантам легче реализовать себя, они еще успевают получить здесь образование или пройти переобучение, имеют более широкие возможности сделать карьеру. В связи с невостребованностью членов общества зрелого возраста (следствие текущей социальной политики), отсутствием достаточных языковых знаний, пожилым эмигрантам, в отличие от молодых, сложнее реализовать себя профессионально, а значит, вернуть свой прежний статус.
7. Представители более престижных статусных групп оказались более требовательными в сравнении с представителями менее престижных статусных групп.
8. Сниженные ожидания эмигрантов по отношению к новой реальности лучше для их приспособления, но хуже для социальной мобильности.
9. Изменение социального статуса оказывает влияние на взаимоотношения с окружающими, в семьях эмигрантов. Резкое падение социального и профессионального статуса приводит к семейным конфликтам. Родители-эмигранты, неудовлетворенные своим статусом, подсознательно повышают свою значимость дома, часто используя власть по мелочам. Вспыльчивость, раздражительность, агрессивность, обидчивость разрушают внутрисемейные отношения, приводят к ссорам, конфликтам, разводам.
10. В эмиграции мужчины более агрессивны, чкм женщины. Это объясняется тем, что в силу культурных традиций (изучавшиеся нами эмигранты воспитаны, как павило, в коллективистской культуре) существует тенденция завышать требования к маскулинизации мужчин со стороны общества, что может вызывать у мужчин повышение требований к себе, и вследствие этого приводить к серьезным трудностям в самореализации. Поэтому мужчины чаще, чем женщины, испытывают трудности в адаптации к резко меняющимся социальным условиям. Именно фрустрация - нереализованный социальный статус - часто выступает причиной усиления агрессивности.
Таким образом, снижение социального статуса приводит к существеному изменению положения представителей данной статусной группы в обществе. Ресурс, которым они обладают (контролируют), не признается дефицитным, поэтому снижается авторитет этих людей, их способность оказывать влияние на представителей других статусных групп, исчезают статусные привилегии и т.д. В результате меняется круг знакомых, выгодных и престижных связей. Человек перемещается в менее престижную нишу, где иные люди, иные возможности и иные социальные шансы.
11. Ситуация эмиграции, которую можно охарактеризовать как постоянно порождающую тревогу, принуждает человека систематически прибегать к психологической защите.
Решение о миграции, как правило, не принимается единолично. Близкие родственники и друзья принимают участие как в фазе первоначальной (т.е. во времени, когда только появилось желание к эмиграции и идет подготовка к ней), так и при последующем принятии решения, а также при подготовке к поездке и, наконец, при расставании. Их поведение и их слова оставляют в уезжающих глубокий след.
Люди всегда склонны к тому, чтобы переносить на долгожданную страну эмиграции свои неисполнившиеся цели, мечты, желания. Недовольство настоящим (например, низкий жизненный уровень, отсутствие социальной и политической свободы, недостаток новых впечатлений, невозможность путешествий) ведет к своеобразной влюбленности в свое будущее. Это значит, что все, к чему стремился, зачастую проецируется на будущую выдуманную страну (все приписываемое далеко от реальности). Неизвестное всегда является подходящей областью для проецирования (переноса своих желаний). Как следствие, миграция всегда в некотором роде погоня за собственными неисполнившимися желаниями и стремлениями. Поэтому представления о стране имиграции никогда не бывают реалистичными и близкими к действительности.
И тем сильнее разочарование после приезда. К сожалению, для эмигрантов в Германию было и есть мало надежных источников информации. Из 48 опрошенных нами ни один не ответил положительно на вопрос анкеты Янковского "Я хорошо был проинформирован перед отъездом о жизни в Германии". То, что знали о Германии, как правило, расказывали знакомые и родственники, которые уже работали здесь. Их рассказы представляли скорее райские, нереальные и преувеличенно благоприятные картины жизни в Германии в качестве рабочего. Осознанно или неосознанно умалчиваются печальный опыт, унижения, обиды и сомнения, являющиеся составной частью каждой биографии эмигранта. Один опрошенный при заполнении анкеты утверждал, что приехал сюда из-за родственников, уже живших здесь братьев, т.е. только для воссоединения семьи. Для многих эмигрантов (особенно российских немцев) цель воссоединения семьи является отговоркой ("Все поехали, и я поехал"), ширмой для прикрытия своих истинных целей приезда, о которых мы упоминали выше.
Миграция представляется как состояние оторванности от всех жизненных сил и источников, подобно отрыву растений от их корней. Это образное сравнение вероятно верно отражает психический опыт эмигрировавших. Многие описывают свои чувства как "отсутствие почвы под ногами, как будто земля из-под ног уходит". Миграция как мгновенный отрыв от "корней" является сильным психичесим потрясением. Но не только потому, что некоторые стыдятся говорить о своих психических страданиях и боли и никогда и не умели их выражать, но и потому что не хотят испытывать боль. Слишком сильные чувства и воспоминания часто отрицаются (т.е. таким чувствам отказывают в существовании), забываются и оттесняются в недоступную для воспоминаний и мыслей сферу психики. Механизм отрицания у эмигрантов иногда играет положительную роль, помогая справиться со своими проблемами. Психика пытается защитить себя от невыносимых переживаний и глубокого кризиса, т.к. такие большие потрясения действительно подвергают опасности неприкосновенность психики, т.е. ее нормальное функционирование. Но скорбь, которую надолго замалчивают и оттесняют, делает человека психически и физически больным. Доминирование этого механизма ведет к отстранению от проблемы и ее последствий; человек ведет себя так, будто ничего не случилось, Такая неадекватность поведения в эмиграции резко снижает возможности адаптации.
Еще один пример проявления механизма отрицания у эмигрантов - неосознанный отказ от изучения немецкого языка (отрицательные ответы на вопросы анкеты Янковского "Я с удовольствием изучаю немецкий язык", "Я смотрю немецкое телевидение", "У меня есть друзья среди коренного населения"). Эмоциональное неприятие жизни в новом обществе неосознанно переносится на язык. Совершенно незаметно изучение языка внутрене отклоняется. Этим блокируется способность к изучению нового языка. Возможно, это является следствием восприятия своей жизни в стране иммиграции как чего-то временного. Неосознанный отказ от языка связан еще и с тем, что эмигрант неосознанно пытается защитить собственное "Я" от травмирования и унижения со стороны кореного населения. "Если я их не понимаю, то они не могут меня обидеть!"
Механизм отрицания как нежелание изучать язык тесно связан с проекцией - эмигрант не принимает коренное население. Он приписывает ему качества, которых не замечает в самом себе - закрытость, отчужденость, недоверие и боязнь. Этот защитный механизм Фрейд описал как "отчуждающая проекция". Действие проекции завершается приписыванием себе положительного, доброго аспекта и переносом отрицательного, злого и черного аспекта на персону, которая действовала вместе в оцениваемой ситуации, формируя образ врага. При возникновении внутренних конфликтов проекция служит целям освобождения "Я-концепции" от негативных оценок с помощью переноса негативных характеристик на кого-либо, кому эти характеристики свойственны. Личность с доминирующей проекцией склонна при возникновении противоречий к активно оборонительному поведению и самоутверждению. Формируется диспозиция "свой - чужой", где "свой" - это тот, кто похож на собственную личность, а "чужой" - не похожий на эту личность. Действие проекции определяется "контекстом" жизненного пути, уровнем активности и агрессивности, наличием творческого начала.
Рассмотрим часто встречающийся в эмиграционной среде механизм компенсации. В новой стране меняется привычный уклад семьи, меняются взаимоотношения между партнерами. Это сязано с изменением ролей в семье. Например, в одной обследуемой семье до эмиграции супруга была врачом, заведовала детской клиникой. Супруг - ветеринар, статус у него ниже. В новой стране супруг находит работу (он знает язык), а супруга становится безработной, домохозяйкой (статус поменялся и роли тоже). При этом муж считается теперь довольно успешным, интегрирванным, а супруга испытывает депрессию.
Иногда изменение ролей в семье проявляется у мужа в склонности к насилию и ссорам. Опыт отчуждения, дискриминации, оскорбления чести и унижений чести в повсеждевной жизни и особенно на рабочем месте, а также осознание своего низкого общественного положения (снижение социального статуса) - накапливается в мужчинах. Тяжелый физический труд и слишком малое количество свободного времени часто являются последней каплей. Такие чувства разочарования всегда вызывают агрессию, которая направлена либо на себя (тогда неизбежны психические болезни), либо против близких. Чувство разочарования, злость, обида находят свой выход на жене и детях в виде словесного или физического насилия. Собственная беспомощность может выражаться в капризном, раздраженном, сварливом поведении. Многие женщины говорят о своих мужьях "он приехал в Германию и тут его настроение резко изменилось". Неосознанные взаимные обвинения и упреки партнеров отравляют отношения между супругами. В первую очередь молодые люди, которые вопреки своей воле вынуждены были последовать за другими в эмиграцию или супруги, приехавшие в рамках воссоединения семьи, компенсируют свою злость, обиду на партнере. В семье эмигрантов утверждается также общественная иерархия. Дискриминируемые униженные мужчины компенсируют свой опыт социального обесценивания посредством унижения жены и детей - через насилие, которое они расматривают как знак мужественности. Поэтому процент разводов в семьях эмигрантов выше, чем в обществе страны исхода.
Очень часто в анкетах эмигранты утверждают, что приехали из-за детей. Это тоже является компенсацией собственной несостоятельности и неуверенности в своих силах. Помимо агрессивного поведения родителей по отношению к своим детям, первым присуще чувство зависти к ним. Дети эмигрантов, как правило, имеют более быстрый период адаптации: они еще не успели состояться как личности в стране исхода, лучше усваивают язык (в силу возрастных особенностей), им необходимо посещать школу. Они резко "вырываются" вперед от своих родителей и начинают занимать ведущие роли в семье в силу лучшей компетентности, а также стараются "освободиться" от своих некомпетентных, "немых", "древних" родителей, накаляя отношения в семье. Иногда они даже стыдятся своих родителей перед своими новыми друзьями. Все это не способствует сплоченности семьи в целях успешной адаптации.
Среди эмигрантов существует также набор механизмов гиперкомпенсации потери социального статуса. Это наблюдается и в том случае, когда у эмигранта не было в стране исхода высокого статуса. Проявление этого феномена происходит в следующих ситуациях:
А) Эмигранты поддерживают связь со своими родственниками, коллегами и друзьями, оставшимися «на родине». Явление массовой отправки всевозможных посылок с материальной помощью, содержание которых – продукты питания, одежда (зачастую подержанная). Эта связь поддерживает престиж эмигрантов в глазах их друзей и близких. Письма с благодарностью за помощь также косвенно влияют на поддержание социального статуса.
Б) Личные визиты эмигрантов на бывшую родину также «поддерживают» их статус. Как правило, эмигранты используют придуманные истории об их жизни в Германии, которые могут повлиять на воображение собеседника. Хорошая одежда, большая квартира, путешествия в другие страны преподносятся ими как вполне обычное явление.
Автору работы приходилось наблюдать за некоторыми эмигрантами сразу же по приезде на бывшую родину. У них меняется стиль одежды, посадка и даже голосовые интонации.
Гиперкомпенсация потери социального статуса происходит обычно на первой стадии адаптации эмигранта, которая может продолжаться несколько лет.
Какие причины заставляют эмигранта приукрашивать действительность перед родными и знакомыми, оставшимися в стране исхода?
1) Нежелание признаваться другим в перенесенных унижениях и поражениях. Многие молчат о своих страданиях и своих переживаниях. И именно эта неспособность раскрываться, выражать свои чувства, печаль и досаду приводят к проблемам в психическом здоровье эмигрантов.
2) Нежелание признаваться самим себе, что их решение об эмиграции было, возможно, неправильным. Нежелание признать свои ошибки и неудачи. Признание того, что затраченное здоровье, большие психические нагрузки, все усилия и мучения рабочего эмигранта являются слишком большой ценой. У многих появляется сожаление о переезде.
3) Желание вызвать зависть у тех, кто остался, желание похвастаться, выставить на показ свои успехи, зачастую придуманный професиональны рост и статус или свои накопленные богатства. Эмигрировавшие часто имеют более высокий престиж (статус), который смешивается с враждебностью последних. Высокий престиж на родине необходим эмигрантам, чтобы легче перенести трудности эмиграции - низкий общественный статус, тяжелый физический труд.
Иллюзия возвращения на родину, связанная также с высокими, едва достижимыми целями по накоплению денег и богатства (возвращение в качестве богатого, уважаемого человека) также относится к защитным реакциям. "В Германии работают только для того, чтобы жить потом по-натоящему и наслаждаться жизнью на родине". Известно, что несчастливое настоящее переносится легче, если ощущение счастья переключается на прошлое (воспоминания) или на будущее (иллюзии, нереальные цели и несбыточные мечты). Некоторые эмигранты соединяют в себе идеализированное прошлое (мечты о возвращении) с нереально представляемым будущим (богатство, престиж, наслаждение жизнью). Но это будущее основывается на воспоминаниях - т.е. прошлом. Жизь таких эмигрантов проходит в нереальном времени из смеси прошлого и будущего, но только не настоящего. Иллюзии о возвращении, которые все чаще подкрепляются в связи с ухудшившемся уровнем жизни в Германии - это бегство от болезненного настоящего. В данном случае следует говорить о механизме замещения у эмигрантов. Реальная жизнь и связанное с ней проблемы замещаются мечтами о возвращении и связываемыми с ним представления о благополучии после возвращения на прежнюю родину.
Рассмотрим некоторые стратегии совладания у эмигрантов.
1. Восстановление самооценки.
А) "Сравнение, идущее вниз" - сопоставление себя с людьми, которые находятся в еще боле худшем положении. Для эмигрантов утешительными становятся такие высказывания и мысли:
"Я еще молод по сравнению с другими и успею получить здесь образование, а пожилым значительно труднее".
" Здесь уровень жизни выше, чем там, откуда мы уехали".
" Я и моя семья чувствуем себя здесь в безопасности по сравнению с теми, кто остался".
Б) "Сравнение, идущее вверх" - воспоминание о своих успехах и достижениях в прошлом:
"Там я был вожаком (кандидатом, доктором наук, известным и уважаемым человеком) ".
Примером служит то, что многие эмигранты держат дома или носят с собой и при первой же возможности показывают другим людям предметы, напоминающие им о собственной значимости в прошлом (диссертации, свидетельства, грамоты, награды, фотографии, документы и т.д.). Все эти предметы - не просто память, это "вещественные доказательства" ценности и значимости личности: "Посмотрите, вот это настоящий Я, а не то неуважаемое существо (работяга, получатель социальной помощи и т.д.), которое сейчас перед вами" - как будто говорят себе и другим эти люди. Понимая, что к прежней жизни возврата нет, они спасаются тем, что говорят: "я многое умел, я чего-то стоил, этого у меня не отнять, я жил не напрасно".
2. Достижение чувства контроля над ситуацией. Данная стратегия означает осознание возможности контроля над ситуацией и достижение уверенности в том, что с ней можно справиться. Чувство контроля над ситуацией способствует более успешной адаптации. Стремление добиться ощущения контроля чаще всего проявляется в форме убеждения, что правильное поведение, хорошее отношение к себе и другим, выполнение определенных ритуалов помогут интегрироваться в новое общество.
Порой для адаптации важное значение имеет присутствие в сознании "временной разорванности", разрыв между "Я в прошлом" и "Я в настоящем". Такая разорванность позволяет человеку думать, что ситуация перед эмиграцией и в настоящее время отличаются друг от друга, и тем самым усиливает ощущение контроля над нынешними и будущими жизненными событиями.

Ситуация эмиграции, которую можно охарактеризовать как постоянно порождающую тревогу, принуждает человека систематически прибегать к психологической защите. Очень важно уметь различать конструктивные и деструктивные ее способы.